ХОРА-ТРАНС - Страница 17

 Любое восточное до, путь, вне восточной медитации невозможен. Из статьи 1991 года, «О нас и о борьбе»: «к нам пришло каратэ, к нам пришло дзю, к нам пришло айки, к нам не пришло до. До без дзена не бывает.»

В Китае дзен называется чань, в Индии — дхьяна, а у нас обозначается странным словом «медитация», которое неспособно выполнять свою техническую функцию по отношению к восточным методам, потому что в нашей «медитации» отсутствует остановка ума.

Как следствие, на понятийном и на техническом уровне отсутствует остановка иллюзий, и далее окончательная остановка всех иллюзий, всех образов, любого типа мышления и т.д.; полное исчезновение «я» или абсолютное растворение «я» — в мировой ли душе, в космическом ли сознании, в Пустоте и т.д., — вот цель и смысл медитативного пути. Возврат из такого запределья, — это полное, абсолютное преображение, ушел один, пришел другой. Уходил человек, а вот откуда он вернулся, тот и пришел.

Через размышления к исчезновению «я» или растворению «я» не приходят. В восточном случае ты, в принципе, умер, исчез, в нашем случае — я мыслю, значит, жив. Если вы говорите, что вам близок некий восточный медитативный путь, значит, вы, говоря прямым языком, должны знать путь умирания, а не путь расслабления.

Ключевая поза аутогенной медитации (западный метод тренинга) — поза расслабления, поза ослабленного человека. Вы попытайтесь в восточной медитативной позе прямосидения по-европейски расслабиться — никакие внушения не помогут. Восточная поза прямосидения — это не поза расслабления, это поза погружения. Об этом ниже.

Очень важно в словах разбираться, двигаясь в таких темах. Я говорю о покое — вы говорите о расслаблении. В вашем сознании, в психике, в самой ментальности через слово «расслабление» уже внедрена энергия ослабления. Я говорю о покое. В материальном мире предельный покой — это или покойник, или отрешенный от жизни.

Я невероятно люблю жизнь, и эту любовь во мне пробуждает не расслабление, а покой.

Вопрос: можно ли когда-нибудь через тысячи-тысячи лет достигнуть благодати через расслабление?

И следующий вопрос: возможно ли благодать отлепить от покоя?

На уровне слов, на уровне мышления, такой мой подход в мышлении (расслабление — покой) психологически нормален как для медитативного Востока, так и для прагматичного Запада.

В моих словах покой-благодать нет научного смысла, нет медицинского смысла, но в этом есть религиозный привкус, где дух человеческий выше материального тела: покой невозможно отлепить от благодати, благодать невозможно отлепить от покоя.

Говоря простым языком, покой есть метод достижения благодати. Уточняю: транс-погружение в покой есть метод достижения благодати.

Т.е. изначально в покое есть привкус благодати. Это как в стакане воды кристаллик соли — вы его не видите, вы его не ощущаете на вкус, но он там есть. Пока пьешь воду (метод) постигаешь благодать — ровно настолько, насколько сумел выпить эту воду из стакана.

Когда говорят «мне близко то-то и то-то», надо уметь видеть и то близкое, которое находится рядом, а не там, за горой. Покой — это не ауторасслабление, в них две разные психологические установки, это в пространстве знания, в пространстве информации два абсолютно разных видения мира. Расслабление — это то, что на поверхности океана. А покой — это все, включая и то, что на поверхности океана. Расслабление не даст возможности погрузиться в океан, погрузиться в себя, постигнуть себя, соединиться с собой, не даст возможности объединить ум и тело в одно единое целое.

Благодать не бывает только наверху, в уме, благодать не бывает только в сердце, благодать не бывает только в животе (в теле). Все три вместе — это океан. И к такому тотальному объединению может привести только погружение в покой — как глоток за глотком выпивают воду из стакана.

Медитация по-нашему это размышление — это не остановка мышления, не остановка иллюзий. Потому две системы, Востока и Запада, взаимоисключающие. А если мыслить так, как я предлагаю, — ПОКОЙ — то это сближение, взаимопроникновение, взаимообогащение и в результате взаимопонимание на уровне толкового словаря. На уровне толкового словаря это один язык, понятный и для Востока, и для Запада.

Моя Корзина

Корзина пуста