Брошюра "Восток – Запад, год 2000" - stranitca 2: Vostok-Zapad

“Благодаря божественному сознанию своей предыдущей жизни, он естественным образом привлекается принципами йоги, даже и не ища их. Такой жаждущий знания трансцеденталист всегда стоит выше ритуальных правил шастр.” (Бхагавадгита, Дхьяна-йога, текст 44.)

 

За многобожием Востока – силы природы, силы стихий. Природа не рассматривалась с позиций потребителя, она была одухотворенной. Отсюда естественно вытекает понятие “мера”. Это и воспитывали учителя.

Пример: ребенок ест ровно столько, сколько должен – не больше, не меньше. взрослея, глупеет, отдаляясь от своей природной сути. Ест больше, теряет природный инстинкт – дисгармония взаимоотношений “я и природа”, эго властно вступает в свои права.

Это место, где знание посвященных, знание жрецов вступало в право нравственного воспитания: за руку держали потребителя, причем достаточно жестко – понимали, чем может это все обернуться (изнурение природы: истощение земель, иссушение рек – нарушение равновесия в экосистеме).

“Мера” – уважение к природе, жертвоприношения ей, дары богам – символам природы. Это глубокое внедрение в психику, цель – воспитание человека нравственного, без чего он не человек цивилизованный. Нельзя плевать в колодец, из которого пьешь.

Мера – это умеренность во всем (время работать – работай, время отдыхать – отдыхай, не насилуй себя; уважая себя, научишься уважать и других). Одним образованием такое не достигается.

 

Многобожие – это язык посвященных, не каждый жрец его знал.

Время падения начиналось, когда сущность учений подменялась ритуалами. Служа одному из богов, стремились подчинить ему весь мир. Следствие – расколы, столкновения и падение нравов.

За богом прятали собственный эгоизм, хотя ни бог, ни полубог не при чем: эти качества присущи человеческим страстям, не богам (т.е. природе, в ней все естественно).

Оставалась внешняя форма (культ ли это, философия ли это или телесная гимнастика и т.д.), ритуал без содержания.

Возвращали содержание просветленные.

Падение происходило всегда; и верующие, боясь утерять свет истины, искали способ, как защититься. Страх части адептов быть оскверненными и боязнь заблудиться приводили к тому, что они отрекались от всего мирского, от всех соблазнов. Надо признать, это тоже жертвоприношение.

Но самое сложное испытание – находясь в центре соблазнов, быть не соблазненным.

Моя Корзина

Корзина пуста