ЗМЕЯ И ЦВЕТОК - Страница 2

Парадокс заключается в том, что с верой в единого Творца мы лишали жизни Его же творения – как в животном мире, так и среди людей. Когда это уничтожение становилось тотальным, это называлось «геноцид». Но это понятие не распространялось на животных.

Как воспитались, так и получились.

Мне приходится опираться на знание, которое осталось у животных. А у людей такого знания–умения нет, но здравый смысл пока еще окончательно не исчез. Можно, конечно, поумничать, сказав, что у животных – инстинкты, – что это за знание? А у нас – ум, у нас сознание. Я согласен, у нас есть ум, и мы даже знаем слово «инстинкт», у нас есть даже «йоги»–факиры. Но инстинкт в нас не охвачен сознательным. Это гигантское пространство сознания не освоено, мы только имеем на выходе инстинкт. И потому все рассуждения о расширенном сознании – не то что полная чушь, это – абсолютная чушь, или чушь в форме факирства. Наше знание неполноценно.

Вот такие мы получились «полноценные» господа–арийцы. Может быть, пришло время уму на инстинкты начать опираться – расширять поле сознания. Эволюция сознания иначе невозможна. И такое сознание инстинктивно знает, как не нарушая законов ни Неба, ни Земли, естественно изменяться–эволюционировать.

Для честного освобожденного ума инстинкты (природа) – честный источник. Единство ума и источника – это несколько другой ум, несколько другое сознание, несколько другая физиология и несколько другая анатомия, и другой метод УМЕНИЯ. Вера в знании – это претворение. Современным языком – это практикуемая сознательная эволюция – эволюционно-медитативное сознание. 

Мы помним, что есть убежище, а животные это знают. Но мы пока не умеем и не знаем, как в себе найти путь убежища–спасения. Мы, арийцы–господа, жизнь природы так долго отвергали и в себе, и в других, так долго ее душили, что в итоге Путь Жизни мы не знаем. См. выше – почему оглохли, ослепли. Спаситель правду сказал: землю все равно наследуют не господа, а те, кто услышит самых кротких. Самые кроткие – это Природа. А в человеке эта природа называется «инстинкт».

На небе ищем защиты, а живём на земле, – а ведь это тоже одно из небес. Может быть, оно тоже для чего-то все-таки нужно. Людям внушили, что они живут короткий срок на земле, но, внушая, забыли сказать, что жизнь на них не заканчивается, и они продолжают свою жизнь в своих потомках. Это истинный вневременной, а не временный, канон. Такова эстафета бессмертия жизни на небе Земля. 

Кто не в состоянии протянуть руку, дать убежище и стать прибежищем, тот в итоге сам останется без покрова. Арифметика простая.

Моя Корзина

Корзина пуста